21:00 

Prunesquallor
Было бы заманчиво заключить, как это делают многие, что женщины на самом деле не уступают другим, когда они исключают себя из центра внимания, что они внутренне отличаются в своих потребностях и стиле. Они выбирают работать таким образом. Женщины, в конце концов, могут просто быть меньше заинтересованы в тех видах признания, за которые борются мужчины. Предположили даже, например, что у женщин больше способность к эмпатии, чем у мужчин, и что они испытают муки, если не удовлетворят желания других или не выпустят из рук желанные ресурсы. А что же тогда признание, если не желанный социальный ресурс?

Вера в то, что отличительное поведение женщин, когда дело касается признания, является «естественным», разбивается о глобальные исследования литературы о гендере, которая так развилась с семидесятых. В течение последних десятилетий многие исследования пытались прояснить, является ли отличительное поведение женщин константой или оно вызвано какими-то определенными социальными указаниями. В общем и целом, литература предполагает, что до значительной степени такое поведение не является постоянным, но варьируется в соответствии с социальным контекстом: девочки и женщины изменяют свое поведение, когда во взаимодействие включаются мужчины. Женщины более открыто стремятся получить признание, когда они находятся среди других женщин – например, в спорте или в академических заведениях только для женщин. У них нет проблем агрессивно преследовать те роли, которые дополняют, а не конкурируют с мужскими (пытаются получить женскую роль в фильме, сделать модельную карьеру или возглавить поющую группу).

Женщины также не испытывают трудностей в требовании признания, когда они верят, что об их притязаниях не будут знать коллеги-мужчины. Манера женщин стушевываться вызывается определенной обстановкой – и практически без исключений самыми стрессовыми ситуациями для них являются те, в которых и мужчины и женщины соревнуются за признание, как например, на собраниях, в классе, в случайном телефонном звонке или во время разговора на свидании.

В этих ситуациях женщины изобрели выдающиеся стратегии в том, чтобы заверить мужчин, что они не будут соревноваться за признание. Биографический очерк в недавней газете об уважаемой женщине-ученой можно читать как раз как пример такого успокаивающего поведения. Ученая, доктор Маргарита Вогт, «годами работала с доктором Ренато Дулбекко в Салк Институте над значительными исследованиями, которые привели к разработке вакцины от полиомиелита». Цитируя «Нью-Йорк Таймс»:

«Но пока доктор Дулбекко в конечном счете получил Нобелевскую Премию за свое исследование, доктор Вогт не только не получила какую-либо значительную награду, но даже не получила членство в престижной Национальной Академии Наук. Но вы не услышите горечи или жалоб от доктора Вогт. «Я счастлива, что меня не тревожили», - говорит она. – «Когда вы становитесь знамениты, это мешает работе».

Превзошедшие ее коллеги (мужчины) с удовольствием ловят ее на слове, и не предлагают идти дальше:

«Доктор Дэвид Балтимор, президент Кальтека, говорит: «Маргарита – просто глубоко преданный ученый, она работала очень тяжело, любила свою работу и не интересовалась профессиональной стороной бизнеса или тем, чтобы получить признание за свою работу. Она не пыталась представить себя таким образом или выйти и рассказать свою историю... В случае ее работы, что она проделала вместе с Ренато, он был оратором и представителем их обоих».

Ну что за замечательная, преданная, самоотверженная женщина, работающая на благо человечества! Несомненно, эта сторона истории также содержит правду; доктор Вогт без сомнений является исключительной и впечатляющей женщиной. Но не нужно дикого воображения, чтобы понять, что было опущено в этой истории. В коротком абзаце, в конце статьи, доктор Вогт тихо изобличает ложь, о том что само-стушевывание было добровольным: «Нас еще много таких (женщин) вокруг... Может когда-нибудь станет трудно нас игнорировать».



Исследовательская литература элегантно документирует, что избегание девочками и женщинами получения признания происходитлишь в определенной социальной обстановке. Одно маленькое, но тем не менее очаровательное, исследование, проведенное в ранних восьмидесятых, использовало как образец конкурс на лучшее правописание. Исследование ставило целью выяснить поведение девочек в обстановке соревнования с мальчиками за академическую награду (выигрыш в конкурсе). Правописание было выбрано, как занятие, «подходящее» для обоих полов. Был проведен предварительный тест для определения уровня всех участников, а затем дети были поделены на группы с высоким и низким уровнем навыка. Девочки и мальчики должны были соревноваться друг с другом в последующем конкурсе. В условиях эксперимента, когда девочки с высоким уровнем навыка соревновались с мальчиками с низким уровнем – другими словами, когда мальчики должны были, скорее всего, проиграть – уровень девочек ухудшался. Девочки выступали ниже своего уровня компетенции, избегая таким образом забирать у мальчиков лавры или по меньшей мере унижать их. Даже когда девочки знали ответ, они воздерживались от того, чтобы вызваться и дать его:


«Типичной реакцией (группы) девочек с высоким навыком из Чикаго было отступить, позволить мальчику дать неправильный ответ, и лишь затем правильно ответить самой. Так накопилось много выигрышей по умолчанию, и вопрос был в том, что произошло бы, если бы девочкам не дали возможность дать ответ после попытки мальчика. Фактически, три девочки из Чикаго с низким уровнем навыка показали наиболее низкий уровень соревновательности; они отказались даже попытаться назвать слово, несмотря на то, что попытка их оппонента-мальчика провалилась».

Автор заключил: «Получается, что женщины (females) изменяют свое поведение, когда переходят от взаимодействия с оппонентками-женщинами к взаимодействию с оппонентами-мужчинами».

В равной степени ярком, но немного более сложном исследовании, семидесяти двум женщинам и мужчинам давали задание, которое они должны были выполнить в смешанной группе, группе одного пола и в одиночестве. В секрете от участников, а задание было – запоминание цифр, задание было подтасовано так, что участник непременно бы сделал его неправильно. Перед тестом участников просили предсказать насколько хорошо они справятся с заданием. После теста их просили назначить себе финансовую награду в соответствии с качеством своей работы.

В смешанных группах женщины «имели уровень ожиданий ниже, чем у мужчин, работали хуже, вознаграждали себя меньше, а также винили себя в недостатке навыков более, чем это делали мужчины». Но более показательным было, однако, то, что в группах одного пола и при работе в одиночестве, ожидания женщин и уровень их само-вознаграждения не отличались от тех же параметров у мужчин. Фактически, единственный показатель, который различался у однополых групп был тот, что женщины превзошли в результатах мужчин. Ясно, что что-то в присутствии участников-мужчин приводило женщин – сознательно или бессознательно – к снижению оценки своих навыков и снижению результатов. Имеющееся в наличии социальное признание за достижение было оставлено мужчинам.



Заключения, к которым приходят эти исследования, проявляются в реальной жизни. Результаты девочек и женщин снижаются в присутствии мужчин; девочки лучше успевают по математике, если большинство класса – девочки, и учитель – женщина; девочки в общинных школах, разделенных по половому признаку, академически добиваются лучших результатов, несмотря на то, что у таких школ субсидирование меньше, чем у общинных смешанных школ или у школ для мальчиков. Исследования выпускников колледжей обнаружило, что «корелляция между женщинами-хорошими студентками – и между студентами-мужчинами, а также между общим числом мужчин в колледже была статистически значимой и негативной. Студенты-мужчины вносили основную лепту в отрицательную корелляцию». Женщины из колледжей для женщин скорее будут изучать мужские профессии, чем женщины из смешанных колледжей.

Другими словами, в любой академической среде, чем больше мужчин вокруг, тем меньше достижений у девочек и женщин и тем меньше у них шансов преуспеть. Женщины из смешанных групп, словами социолога, «имеют тенденцию гораздо меньше влиять на решения группы, реагируют больше в социо-эмоциональных категориях поведения, чем активно действуют в категориях, нацеленных на результат; их поведение отличительно, и, в согласии с мнение мужчин, у них меньше ожиданий в связи со своими результатами». В переводе: в смешанных группах женщины понижают свою самооценку, больше уступают мужчинам и соглашаются с идеями мужчин.

Несмотря на то, что исследователи не упоминали это, существует вероятность, которая следует из исследований, что большинство девочек с «высокими навыками» - те, которые были наиболее замотивированы учиться или обладали естественными способностями, находятся в наибольшем риске отрицания или скрывания своих достижений, поскольку именно они могут «украсть» похвалу у мальчиков.



И в самом деле, исследования подростков объясняют, почему академически успешные девочки могут выбрать ухудшение результатов. Когда девочки настаивают на том, что они успевают лучше, учителя их слегка наказывают. Такие девочки получают гораздо меньше внимания от своих учителей, чем любой другой тип школьников – меньше, чем хорошо успевающие мальчики, меньше, чем плохо успевающие мальчики, и меньше, чем плохо успевающие девочки. Похоже, успевающие девочки также платят высокую социальную цену. Неудивительно, что в исследовании женщин от 1985 года, девочки, которых в последних классах школы идентифицировали как интелектуально «одаренных», отказывались признавать свое отличие и настаивали (частенько весело), что они «нормальны». Значительное число этих девочек даже написали на опроснике, который им был послан, что-то вроде «Я не верю, что я - одаренная».

Женщины добиваются худших результатов в структурированной соревновательной обстановке, в которой они могут получить публичное признание, которого так страждут их сверстники-мужчины. Даже в рабочих ситуациях женщины меняют свой стиль поведения во взаимодействии лицом к лицу с мужчинами, они становятся более «чувствительными» и чуткими к коллегам-мужчинам, но никогда – к женщинам. В интерперсональном аспекте карьеры, женщины так же отличительны и поддерживают эмоциональные нужды мужчин, как они это делают в личных отношениях.

отсюда

@темы: академия, феминизм

URL
Комментарии
2014-02-10 в 21:17 

Константин Редигер
- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Текст интересный, но до чего же тяжело написан! Вероятно, проблема в переводе. Хочется пройтись с правкой и заново согласовать чуть не каждое третье предложение.

2014-02-10 в 21:30 

Prunesquallor
Константин Редигер, Да, переводчица предупредила об этом потенциальных читателей:
"Замечу еще, что я не профессиональный переводчик, мои стилистические обороты растут из трех языков. Текст я не вычитывала. Если вам режет глаз ухо какой-нибудь оборот - непременно дайте мне знать, как сказать это правильно".

URL
2014-02-10 в 21:39 

Константин Редигер
- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Prunesquallor, ну я не состою в сообществе, да и давать советы с моим знанием английского как-то не с руки.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

No Night Is Too Long

главная